Кипа-замещение

      Все наслышаны о политике импорто-замещения в России. Но есть несколько неожиданное решение этой проблемы с другой стороны. Правда, это похоже скорее на экспорто-замещение. Проблема представлена в шутливой форме автором Контом из ЦИА Новороссии.

В Лондоне было обычное гойское утро.

Шейлок Холмц, как всегда, прошёлся по «белой полосе», с вечера приготовленной на ажурном столике, потом развернул «Таймс» - и тут же отшвырнул её.

-  Ватман!!! – заорал Холмц и потянулся за трубкой. – Вы читали сегодняшнюю «Таймс»?

-  Нет! – ответил приглушённый голос Ватмана откуда-то снизу. – А что?

-  Да почти ничего! – опять заорал Холмц. – Заканчивайте тырить у миссис Хадсман позавчерашний фаршмак и поднимайтесь сюда!
-  Откуда вы… - начал было Ватман, входя в комнату Холмца, но тот прервал его:
-  Та не начинайте вы, за-ради бога… Я немного устал от ваших дедуктивных судорог…

-  Ну, тада шо вы имеете мне сказать за «Таймс»? – не обиделся Ватман.
Холмц вздохнул.
-  Началося, Ватман, началося!
-  Та шо таки случилося? – встревожился Ватман и на всякий случай обильно положил фаршмака в рот.
-  Тут на днях один очень неглупый русский – ну, ви знаете за кого я говорю, - имел неосторожность пригласить наших людей в Россию…
Ватман судорожно начал рассовывать фаршмак по карманам.

-  Та не полируйте вы себе так кровь, Ватман, - улыбнулся Холмц. – Ещё нихто никуда не едет…
-  Шо вы задумали, Шейлок? – Ватман нервно облизал пальцы. – Нет, вы мне прямо здесь и сичас скажите – шо вы задумали?

-  От вы заполошный… - скривился Холмц. – Я задумал провести своё расследование того, шо заставило такого

уважаемого человека такое сказать и почему «Таймс» разместила эту информацию в разделе «Частные объявления»…
-  Таки мы едем в Россию на расследование? – расправил плечи Ватман. – Тада я пошёл за своим шпалером…
-  Та сидите вы и не рыпайтесь, Ватман! – приказал Холмц.

Я уже провёл это расследование…
Ватман уселся в кресло напротив Холмца.
-  Я сел и не рыпаюсь, но сгораю от нетерпения, дорогой Холмц!
-  Не забудьте стряхнуть себя с кресла, када догорите, - улыбнулся Холмц. – Ну, таки слухайте… как вы знаете, сейчас в России происходит много чего… Открываются интересные перспективы для умных людей – ну, вы знаете, за кого я говорю, - но есть одно «но»…

Холмц умолк. Ватман заёрзал, но Холмц выдержал паузу.
-  Это такое «но», которое называется «оппозиция»… Между нами, Ватман, я никада не понимал, за какие такие героические гешефты эту кучку поцов называют оппозицией – это же обыкновенные фармазоны, шо впаривают фраерам стеклянные бусы по цене жемчужных ожерелий… Особенно эти, как их… Ну, тот, который уже отсидел, потом странный косноязычный шахматист и ещё третий, белобрысый… Альёшя, кажется…
Холмц опять умолк, задумавшись. Ватман заскрипел креслом.

-  Ах да, пардонируйте, коллега… Я просто пытался вспомнить, который из этих лишенцев покусал полицейского…, кажется, это был шахматист…

Удивительно… Вы можете себе представить Стейница или Ботвинника, грызущих руку констебля?
Холмц раскурил погасшую трубку.

-  В общем, я сильно подозреваю, что этот очень неглупый русский решил совершить модное сейчас в России импортозамещение и в этом вопросе…

-  Каком вопросе? – рассеянно переспросил Ватман, увлечённо выковыривая фаршмак из кармана.

-  В нашем вопросе, Ватман! – Холмц повысил голос. – Нашем...

Холмц глубоко вздохнул.

-  Кажется, я начинаю понима…

-  То вам кажется, Ватман, - перебил Холмц. – Даже я не до конца понимаю этого русского…, в общем, я методом глубокой и всесторонней дедукции пришёл к выводу, что он решил уничтожить старую пятую колонну в России руками новой, ферштейн?

-  А кто такой, Ферштейн? – поинтересовался Ватман.

Холмц глубоко вздохнул.
-  Знаете, чего я ещё не понимаю? Зачем я пошёл навстречу вашей тётушке Ребекке и позволил вам приехать в Лондон из вашего поцаватого Лидса и сесть мине на голову! И уже поздно посыпать её пеплом… Голову, а не тётушку, шоб вы ничего не подумали…

-  Сильно я вас объедаю, да? – на этот раз обиделся Ватман.
-  Не, пока не сильно, - без улыбки ответил Холмц, - Так вот, Ватман, я себе смекаю, что он не просто так предложил нам возвращаться из Палестин в Россию… Я подозреваю, шо приедут таки не самые последние шлимазлы – и с очень хорошим аппетитом. То есть никто, конечно, ниоткуда не приедет, все давно уже приехали и тока ждут сигнала, когда им можно будет сделать вид, шо они тока-тока сошли с поезда… и когда они как бы сойдут, они очень быстро закусят всей этой тухлой старой оппозицией – и рассадят свои тухесы по всем хлебным местам. А этому русскому нужно будет только следить, шобы это тихое, скажем так, кипа-замещение не превратилось в большой погром – и всё!
-  Всё? – переспросил Ватман. – А почему русский не может просто посадить их у тюрму?
-  Много шухеру… эта хитрая кодла такая ядовитая, шо лучше её лишний раз в руки не брать, а пригласить единокровных спецов. Ведь кто лучше всех может организовать очередной погром по-тихому и так, шоб никто не обиделся?
-  И хто?

-  Ой, вей, вот наказание… Элементарно, Ватман! Сами же созданные Господом…

Ватман откинулся на спинку кресла.

-  Холмц… дорогой мой… Вы не устали меня поражать своей дедукцией!

-  А вы меня - своим аппетитом, Ватман…

Ватман сделал вид, что не расслышал.

-  Но что будет потом, Холмц, когда старая оппозиция

будет разгромлена?
-  Золотой век будет, дорогой Ватман! И нате вам Британскую энциклопедию – гляньте, шо это значит… намекну – новая оппозиция будет лопать каждый день фаршированную щуку из рук сотворенных и негромко требовать добавки, а всякие кусачие шахматисты будут писать в шахматные журналы, шобы не сдохнуть с голоду…
-  Но сотворенным может не понравиться это, как вы сказали, кипа-замещение… одних наших на других – это будет не слишком для них?

-  Вы иногда будто оба полушария включаете, Ватман… и тихо-ша – это не комплимент! – Холмц быстро наклонился над столиком, чуть не ударившись об него лбом, и шумнул носом.
-  Тут важно объяснить людям… - Холмц так же резко отшатнулся от столика и яростно почесал нос – объяснить, что этих старых, задолбавших всех мудил, подвинули с места новые, конструктивно настроенные кадры. И это будет таки правдой – наши умеют быть благодарными за оказанное им доверие…
Ватман тонко улыбнулся.

-  А ведь может сработать, дорогой Шейлок… и придраться не к чему – все наши кадры на месте, просто у них стали другие фамилии…, но что скажут за океаном – это же были их креатуры?
-  Где вы набрались этих словечек, Ватман? Какие креатуры – янки брали то, шо осталось, а шо обычно остаётся на дне? Конечно, янки покричат о репрессиях, придумают какие-нибудь санкции – а шо им ещё останется? Но никто не сможет обвинить этих... в антисемитизме или геноциде – формально количество наших в России не уменьшится…, а их качество – это уже второй вопрос…
Холмц пружинисто поднялся из кресла.

-  А не заглянуть ли нам в клуб к моему братцу, Мойшкрофту? Посидим, помолчим…, помянем уходящую эпоху всяких венедиктовых? О, таки вспомнил, как зовут этого неопрятного пуделя с плохими зубами, шо гадит морзянкой…

-  А давайте, Холмц!

-  Я только позвоню, узнаю, на месте ли он… Аллё? Барышня, клуб «Диоген», пожалуйста! Аллё? Джордж? Это Холмц…, Нет, меньшенький… Мойшкрофт на месте? Шо? Уехал? К актрискам? Шо?! Куда?!

Холмц медленно положил трубку на рычажок и медленно опустился в кресло.

-  Шо, шо такое, Холмц? - подбородок Ватмана мелко дрожал. Холмц перевёл стеклянный взгляд на соратника.

-  Мой брат… покинул Лондон утренним поездом с вокзала Сент-Панкрас в направлении Фолкстона… Ватман, он собирается пересечь Канал!

-  И шо это значит, Холмц?

-  Это значит, дорогой Ватман, что через трое суток мой старший брат будет в Москве… Мойшкрофт всегда знает, где делается история! Собирайтесь, Ватман! Мне резко наскучил Лондон… и я хочу не вонючего фаршмака миссис Хадсман, а жареной стерлядки и блинов с икрою! Да шевелитесь вы, Ватман – и молитесь, шоб не все вакансии были заняты, когда мы доедем!!! 

 

                                       Regent64, KOHT

                                             Центральное информационное агентство Новороссии

     

Оставить комментарий

Комментарии: 0

Когда у человека появляется собака, он становится ЧЕЛОВЕКОМ   (Лена Цесси).